Впечатления: Кристофер Райан, Касильда Жета — «Секс на заре цивилизации»

Человек может выбрать, что делать, но не может выбрать, что хотеть

—Артур Шопенгауэр

Если вкратце — моногамия не является естественным укладом для вида «человек» и современное человечество уже много лет мается в этом прокрустовом ложе, расплачиваясь стрессами, чувством вины, скандалами и снижением влечения. Большую часть своего существования (а это около 200 тыс. лет) наши предки жили общинами, где в норме были разнообразные отношения и связи. Деторождение не связывали с сексом, так как не владели информацией о процессах оплодотворения. Только последние примерно 8000 лет (а это слишком мало для генетической адаптации) с переходом к земледелию и оседлому образу жизни появились такие явления как собственность, её защита, а следовательно и разделение общины на минимальные «ячейки общества». Также как и понижение статуса женщины, социальная иерархия и войны.

Книга очень провокационная и не просто подвергает сомнению, а прямо опровергает устоявшиеся культурные и моральные принципы. При этом подводит хорошую научно-методологическую базу под озвученные выводы. Но это тот случай, когда знание теории не отвечает на вопрос «что делать?» (что, в принципе и отличает книгу для подумать от мотивационно-литературного трэша — в конце концов, у каждого своя голова и набор убеждений). Ведь человек — существо социальное, а социум живёт по правилам. Авторы надеются на распространение знания и возможное постепенное изменение ситуации в будущем. Но, похоже, будет непросто. Пока просто стало чуть сложнее жить.

Книга очень интересная, легко читается и содержит много фактов, исследований и наблюдений на разные темы человеческой сексуальности — от социальных укладов до неочевидных физиологических нюансов.

И несколько «говорящих» цитат из этой книги.

Моногамия не обнаружена ни у одних общественных — живущих группами — приматов, кроме — если верить общепризнанному взгляду — нас с вами.

Единственные моногамные приматы — гиббоны — живут уединённо семьями, не слезают с деревьев, не имеют связей с другими группами, их половые сношения редки и направлены исключительно на размножение.

Задумайтесь об этом. Ни один коллективный примат (кроме человека) не является моногамным, и супружеская неверность отмечена во всех изученных человеческих культурах, даже тех, где нарушители, как правило, забиваются до смерти камнями. В свете необходимости угрозы такой кровавой расправы трудно поверить в «натуральность» моногамии для нашего вида. 

Ни одному существу на планете нет нужды угрожать смертью, чтобы заставит его действовать в согласии с собственной природой.

Комедийный социальный критик Билл Майер попросил гостей шоу подумать о причине таких ситуаций, общеизвестных, но о которых не принято говорить: «Если человек женат двадцать лет, он не хочет секса с женой либо жена не хочет секса с ним. Одно из двух. Что делать? То есть я согласен, что обманывать нехорошо, но что делать?  Просто стиснуть зубы и прожить остаток жизни без страсти и представлять себе другую женщину те три раза в году, когда занимаешься сексом с женой?» После затянувшейся неловкой паузы один из приглашённых наконец предложил: «Что делать — прекратить отношения. Уйди. Ты же взрослый». Другой согласился, добавив: «Развод не запрещён в нашей стране». Третий, известный своей прямотой и бескомпромиссностью журналист П. Дж. О’Рурк, только опустил взгляд на ботинки и не сказал ничего.

Уйти? В самом деле? Бросить семью — это значит по-взрослому разрешить внутренний конфликт между общественно санкционированными романтическими идеалами и неудобной правдой о сексуальном желании?

Почему так легко поверить, что материнская любовь к одному не в ущерб интересам другого, а вот сексуальной любви может кому-то не хватить? Эволюционный биолог Ричард Докинз задаёт этот меткий вопрос со свойственной ему элегантностью: «Что очевидного в том, что нельзя любить более чем одного человека? Мы не видим в этом смысле проблем с родительской любовью (мы порицаем родителей, которые не могут хотя бы притвориться, что любят всех детей одинаково), с любовью к книгам, к еде, к вину (любовь к Шато Марго не мешает любви к мозельскому, и мы не чувствуем себя предателями красного вина, если развлекаемся с белым), любовью к композиторам, поэтам, пляжам, друзьям… Почему же эротическая любовь — единственное исключение, которое немедленно и без всякого размышления признаётся всеми?»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s