Впечатления и выводы от опыта психотерапии

Сложный был год: налоги, катастрофы, проституция, бандитизм и недобор в армию. С последним мириться было нельзя, и за дело принялся знающий человек — наш военком. Он собрал всех тунеядцев, дураков и калек в районе, даже глухих определил в погранотряд «Альпийские тетерева». Столько лет уже прошло, а они ещё где-то чудят!

х/ф «ДМБ»

Психотерапия — явление, большую часть моей жизни воспринимаемое в нашей стране, как нечто постыдное. Типа, удел психов и невротиков. В последнее время, однако, ощущается достаточно резкий разворот восприятия темы, и теперь сообщение наличие такого опыта в анамнезе или о прохождении терапии в текущем периоде транслируется как нечто будничное, а то и с гордостью. Считаю это хорошим трендом, так как много лет занимаюсь развитием систем — сначала технических, потом организационно-человеческих — и понимаю, что для полноценного управления системой нужно понимать её связи, зависимости, ограничения и свойства элементов. Психотерапия — инструмент анализа себя, как системы.

Понятно, что особенно актуальным самоанализ (как и анализ любой системы) становится, когда что-то идёт не так, как хотелось бы. Но неплохо заниматься этим и не дожидаясь проблем. Превентивно так сказать. Хотя бы время от времени.

С учётом ещё и давнего интереса к психологии мне давно было интересно обрести опыт психотерапии. Но не было понятно, как это сделать. Точнее, как найти подходящего психотерапевта. Тату-мастера подходящего найти проще. А татуировки, как оказалось, тоже несут терапевтический эффект…

Предпосылки

Поводом решиться стал мощный внутренний кризис 2021 года. Не было какой-то одной ключевой причины, в одной точке сложилось много факторов: разочарования в профессиональной сфере, конфликт внутреннего опыта с социокультурными установками, тотальная усталость и выгорание. В общем, стало понятно, что сам я уже не вывожу. Точнее вывезу, конечно, но это как с затяжной головной болью — пережить можно, но сказывается на адекватности принимаемых решений и коммуникаций с внешним миром. Так что обратился к упомянутому миру с запросом рекомендаций.

Первая рекомендация привела к человеку, ориентированному на быстрое решение проблемы — «На работу с отдельно взятой проблемой, как правило требуется не более 10 индивидуальных консультаций.» Утверждение вызывает сомнения, но других рекомендаций не было. Уже на второй консультации человек ухватился за первое, что определил как проблему, и начал «лечить». И я понял, что нам не по пути. Столь стремительная и настолько «не в кассу» диагностика впечатляла, конечно. Но явно не стоила 6к в час.

Вторая возможность появилась спустя несколько месяцев, уже в сентябре 2021. К тому времени уже не просто пик кризиса прошёл (он прошёл ещё перед первой попыткой), но и процессы регенерации начали проявляться. Поэтому проблемой стало уже сформулировать проблему. Без проблемы было как-то неловко. Ключевым к тому моменту осталось «получить опыт психотерапии», а как-то странно было бы прийти, например, к эндокринологу с запросом «я хочу посмотреть, как вы лечите». Но начали и с этим, плюс «хочу выявить внутренние возможные противоречия и установки, мешающие жить и работать».

Со вторым терапевтом — женщиной — было комфортнее, хотя бы из-за более обстоятельного подхода: 6 установочных сессий только на знакомство и в случае принятия решения о завершении ещё три (после объявления решения). Это отзывалось, так как сам люблю обстоятельность.

Процесс и формат

Процесс — это диалог. Один говорит, второй слушает, уточняет, акцентирует внимание на неожиданных мелочах, речевых оборотах, пробелах, противоречиях. В общем, на мой взгляд, это просто идеальный формат коммуникации, который хотелось бы видеть не только на психотерапии, а и в повседневном бытовом или профессиональном общении. Но обычно такой формат общения в повседневности воспринимается как «цепляться к словам» :)

В отличие от фильмов, прямо на сессии инсайты накрывали редко. Кажется, это был всего один раз и то не то чтобы прорывной инсайт. Чаще всего небольшие озарения догоняли спустя день-два-три после сессии.

Прям озарений, откровений, неожиданно выявленных существенных противоречий в убеждениях не было вообще. Возможно, у меня просто хорошая защита. Одним из интересных наблюдений за собой стало то, что честность и прозрачность в отношении событий своей жизни обеспечивается тем, что я эмоционально отключаюсь от них в процессе повествования. То есть рассказ о себе звучит как рассказ «о ком-то». Было достаточно много попыток заходов на чувства, но про них я тоже могу рассказывать, но не проявлять.

Кажется странным, что в психотерапия, ставящей во главу угла индивидуальный подход, чаще всего используют одинаковую продолжительность консультации в 50-60 минут.

Было немного анализа снов. Но и сны я вижу редко, а запоминаю практически никогда, и доверия у меня эта тема особого не вызывает, ассоциируясь с натягиванием совы на глобус. Особенно когда какие-то сегодняшние мысли и слова связываются со сном месячной давности.

Что касается формата, то, в основном, он был удалённым — через zoom. Поскольку я живу в Питере, а терапевт — в Москве. Только дважды я приезжал для личного общения.

Я вообще за формат коммуникации вживую, без всяких удалённых технологий. Как ни крути, даже видеосвязь не позволяет видеть и ощущать очень много информации о собеседнике — непроизвольные движения, положение тела, микрореакции, срезается часть звукового потока, на экране чаще всего видно только лицо и верхнюю часть тела. В общем, теряется изрядная доля данных, которая чаще всего не осознается, но воспринимается и участвует в анализе и принятии решений. Но в Москву каждую неделю не покатаешься. По крайней мере я ещё до такого не дорос.

Вдобавок, очный формат предполагает, что надо дойти до места — совершить определённый путь, затратить время и усилия, — а потом обратно. Затраченные усилия повышают ценность события, а время даёт возможность настроиться до и что-то осознать после сессии.

Вариант с удалёнкой, понятно, сильно проще в части трудозатрат, но из-за того, что я возвращаюсь в мир повседневных забот «по щелчку», я даже заплатить зачастую забывал, не то что о чём-то порефлексировать. Вдобавок на меня ложится решение вопроса поиска безопасного места — всё же, психотерапевтический сеанс, при всей моей открытости, не то, что хочется делать в офисе, в окружении коллег или дома, когда кто-то из близких может нагрянуть со срочным вопросом.

Решение о завершении и итоги

Если в прошлом году ещё было ощущение какой-то проблемы, с которой была потребность разбираться и чем-то с кем-то делиться, то к началу этого оно окончательно развеялось. Стало трудно уже даже себе отвечать на вопрос, чего я жду от сессий. Сессии стали восприниматься как просто возможность поговорить. За деньги. И по аналогии с сексом за деньги — как нечто ненастоящее.

Инсайты практически сошли на нет, что тоже не добавляло интереса и осмысленности.

Кроме того, не хочется «подсаживаться на психотерапию». То есть делать её постоянно-регулярным процессом. По аналогии с мануальной терапией, кажется, это должно быть какое-то разрешение трудной ситуации (хотя это может занять продолжительное время), а далее надо «наращивать мышцы» и развивать гибкость, чтобы ситуация более не повторялась.

При этом нет необходимости исправлять в себе все «проблемы». Да, в каждом есть слабые места, болевые точки, неразвитые возможности. Они же дают бонусы за счёт компенсации и гиперкомпенсации. Это и делает нас уникальными индивидуумами, а не набором «ресурсов», о котором так мечтают менеджеры проектов.

Выводы по итогам

  • Психотерапия — индивидуальная штука. У каждого свои цели, ожидания и результаты. Я хотел получить опыт, я получил. Что-то новое о себе узнал. Но подобного уровня новое выявляется и в хороших задушевных разговорах с друзьями. Хочется именно таких разговоров. Терапия их не заменяет.
  • Один из ключевых моих двигателей (и источников беспокойств) — потребность быть замеченным, признанным. Отсюда, если длительное время нет позитивной обратной связи от мира, впадаю в синдром самозванца / апатию / тревогу. Вербальную позитивную обратную связь при этом плохо отличаю от насмешки, так что ориентируюсь по действиям и реальным последствиям.
  • Использую много телесных метафор и ассоциаций (видимо, я, всё же, кинестетик).
  • Везде ищу смысл. Каждое действие или высказывание должно его иметь. Иначе зачем этим заниматься или это говорить? Отсюда проблемы с ритуалами, например, начало и завершение разговора.
  • «Заточен выживать, а не наслаждаться».

У кого был опыт психотерапии? Как долго? Как впечатления?

Впечатления и выводы от опыта психотерапии: 2 комментария

  1. Я долго шла к своему первому опыту в психотерапии и настраивалась, т.к. очень сильно мешали навязанные ограничения, что «психотерапия для психов», и ощущение, будто если я решу заняться своим ментальным здоровьем, я таким образом признаю себя слабым человеком, не способным самостоятельно разобраться в своих проблемах. Но в итоге отбросила все сомнения и решилась где-то пол года назад.
    Начать решили с одного сеанса по 60 мин. раз в 1,5-2 недели, чтобы не перегрузить меня новым опытом. Общались по Zoom.
    Так как у меня не было четко сформулированной проблемы и запроса, было только ощущение перманентной эмоциональной нестабильности и желание выяснить причины и научится это контролировать, начали с того, что первые 2-3 сеанса я просто рассказывала о себе и своей жизни, периодически отвечая на простые уточняющие вопросы. Правда в 60 минут я так ни разу и не уложилась и мы договорились продлить сеансы до 90 минут.
    Могу сказать, что за счет того, что я крайне решительно была настроена на максимальную открытость и откровенность (даже через какое-то внутреннее сопротивление), первые позитивные результаты я начала ощущать буквально с самого первого сеанса. Пусть даже это сложно было назвать каким-то прорывом/инсайтом, скорее просто очень интересным вопросом, который оставался мне в качестве домашнего задания для размышления и рефлексии, тем не менее даже это словно помогало наконец-то разложить некий накопившийся в мыслях и ощущениях сумбур по «полочкам», и увидеть взаимосвязи, которые раньше либо не замечались мной, либо игнорировались неосознанно. И с каждым сеансом эффект становился все глубже и мощнее.
    В моем случае тоже крайне редко «инсайты» накрывали в процессе общения, чаще всего результат нагонял меня в следующие 2-3 дня после, в процессе прокручивания новых мыслей в голове и погружения в познание новых ощущений.
    Что в итоге? Я чувствую очень сильный прогресс в проработке своих зажимов и навязанных программ. За эти пол года работы я:
    1. научилась чуть лучше понимать свои эмоции и выводить себя из панических состояний,
    2. стала увереннее отстаивать свои личные границы,
    3. вышла из затяжного периода стагнации и апатии, почувствовала интерес к новому, и нашла в себе какой-то неизведанный источник энергии для движения вперед.
    Мой вывод таков: психотерапия может стать действительно спасительным инструментом для причинения себе ощущения счастья, но только в том случае, если человек есть все возможности и готовность к смелому выходу из зоны комфорта, открытость к тому, чтобы менять свое мышление и образ жизни, и настрой на полностью самостоятельную, очень сложную и кропотливую работу со своими «тараканами» (которой будет процентов 90% от всего процесса).

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s