Впечатления: Нассим Талеб — «Антихрупкость»

Человеку, который умеет быть строгим с собой, нужны случайность, хаос, приключения, неопределённость, открытие себя, почти травмирующие происшествия, — всё то, что делает жизнь яркой по сравнению со структурированным, фальшивым и бесплодным существованием надутого менеджера с подробным расписанием на завтра и заведённым будильником.

Хорошо иметь блог с собственными мыслями и чек-поинтами. Иногда интересно: «а что я думал, прочитав предыдущую книгу автора» и, бац, это можно узнать, так как я «думал вслух».

Прочитал книгу Нассима Талеба «Чёрный лебедь» в оригинале (The Black Swan). Крайне впечатлился. Талеб занял своё место на моей полке авторов, радикально влияющих на мировоззрение, где-то рядом с Берном, Канеманом и Кара-Мурзой. Вкратце суть «Чёрного лебедя» можно передать цитатой из другой книги: «Значение имеют события, которые вы не можете предсказать.» (Чарльз Уилан — «Голая экономика»)

Отчёт за октябрь-ноябрь 2018

Интересно тут, что начать этот обзор я планировал примерно теми же словами: книга оказала фундаментальное влияние на мировоззрение наряду с «Манипуляцией сознанием» Кара-Мурзы, «Думай медленно, решай быстро» Канемана и Peopleware Листера/Демарко. (Перечисленные книги не похожи по содержанию, похожи только по силе влияния и количеству ключевых пазлов-убеждений в общей картине мира).

Что интересно, купил я «Антихрупкость» сразу после прочтения «Чёрного лебедя». И два года она «отстаивалась» глядя на меня с укоризной с полок и стола.

Всё остальное в этой стопке было прочитано ещё до того, как было куплено

Почему так получилось? В рамках данной статьи не важно. Стоит лишь сказать, что такого рода чтиво требует внимания и фокуса.

Итак, значит, что такого интересного лично я извлёк из книги в виде идей и убеждений.

  • Триада: хрупкость — неуязвимость — антихрупкость. Все системы, предметы или явления имеют одну из трёх характеристик. Относительно определённых событий.
    • хрупким системам вредят изменения и колебания среды (стеклянная чашка разбивается от незапланированных воздействий);
    • неуязвимые системы равнодушны к незапланированным событиям (и обычно это считают противоположностью хрупкости);
    • антихрупкие системы получают выгоду и улучшаются от изменения среды и неожиданных событий (и это и есть настоящая противоположность хрупкости).
  • Антихрупким системам нужны стрессоры для улучшения.

Как добиться перемен? Для начала постарайтесь попасть в беду. Речь о серьёзной беде, конечно, но не фатальной. Перемены и инновации начинаются, когда гиперреакция на неудачи высвобождает избыточную реакцию.

  • Концепция наивного вмешательства. Уберегая системы от неопределённости, случайности и стрессоров, пытаясь запланировать определённое развитие событий и вмешиваясь, если что-то идёт не так, мы способствуем формированию хрупкости системы. Кто так делает (экономисты, госчиновники, менеджмент, опекающие родители) — хрупкоделы.

Личная — или интеллектуальная — неспособность отличить шум от сигнала как раз и лежит в основе чрезмерного вмешательства.

  • Отдельные компоненты антихрупкой системы должны быть хрупкими. Разрушаясь они уступают место новым, более эффективным в новых условиях. Ну это, типа, суть эволюции.
    • В системе «человек» это отдельные клетки. Или гены.
    • В системе «социум» это отдельные люди.
    • В системе «экономика» это отдельные бизнесы, компании.
    • В системе «компания» — отдельные сотрудники, процессы, инструменты.
    • Проблемы начинаются (начались), когда хрупкоделы своим «наивным вмешательством» начинают сохранять хрупкие элементы систем (гос защита крупных банков, сохранение некомпетентных сотрудников, медикаментозное вмешательство без особой нужды и т.д.)
  • Неуязвимое и антихрупкое не нуждаются в точном понимании мира и, как следствие, в предсказаниях и «управлении рисками».
    • Сначала следует сделать положение дел более стойким (неуязвимым) по отношению к повреждениям и ущербу от прогностических ошибок.
    • Если произошло негативное событие, нужно понять: мы виноваты не в том, что не смогли что-то предсказать, но в том, что создали нечто столь хрупким в отношении данного типа событий.
  • Избыточность — один из основных факторов антихрупких систем.
    • Если на проекте bus factor = 1, система очень хрупка в отношении попадания человека под автобус.

Если у вас есть счёт в банке (а также ходовые товары вроде консервированного колбасного фарша, гумус и золотые слитки в подвале), вам не нужно совсем уж точно знать, какое событие потенциально затруднит вашу жизнь.

  • Развитие и прогресс идут от практиков. За счёт так называемого «прилаживания».
    • Считается, что в основе значительных прогрессивных изменений стоит теория, выявление основных законов, а потом предложение улучшений на их основе.
    • На деле сначала совершаются изменения и решение конкретных проблем людьми не всегда достаточно погруженными в теорию.

Есть такая штука, как математика не для дураков: поставь проблему, и лишь потом выясни, какие формулы её описывают (точно также надо учить языки). Это гораздо лучше, чем изучать теоремы и искусственные примеры в вакууме, а потом менять реальность, чтобы она стала похожей на примеры из учебника.

В XIX и начале XX века техническое знание и инновации подпитывались двумя типами людей: увлекающимися натурами, для которых наука была хобби, и английскими священниками.

Самые знаменитые из таких священнослужителей — это преподобные Томас Байес (байесовская вероятность) и Томас Мальтус (мальтузианская теория народонаселения). Ещё из интересных: Джек Рассел вывел терьеров, Джон Митчел помог открыть планету Уран, Эдмунд Картрайт изобрёл механический ткацкий станок и внёс свой вклад в индустриальную революцию.

  • Вещи слишком сложны, чтобы их выразить словами. Во-первых, не для всего вообще есть слова, особенно в каждом отдельно взятом языке. Во-вторых, некоторые слова, не имеющие материального воплощения в мире (любовь, нравственность, польза, верность) могут интерпретироваться сколь угодно широко.
    • Можно действовать без обязательного точного понимания терминов и определений конкретных явлений.
    • Сократ был неправ, считая, что без точного понимания терминов люди сами не понимают, что делают и потому не могут достичь нужного результата.

Возможно, люди вовсе не ошибаются, просто мы недостаточно умны, чтобы постичь это интеллектом.

  • Via Negativa (или «путь отрицания» объяснение сложных концепций через то, чем идея НЕ является).
    • Негативный результат — самый достоверный. Мы точно знаем, в каких условиях что-то не работает. Если же что-то работает, мы далеко не всегда можем утверждать почему (отсюда, например, систематические ошибки выжившего, наблюдателя или отбора).
    • Никогда не было столько информации, сколько есть сейчас, и никогда ещё мир не было настолько непредсказуем. Поток информации легко может навредить: если переходя улицу присматриваться к тому, какого цвета у других пешеходов глаза, рискуешь попасть под грузовик. Когда переходишь улицу, следует отбросить всё несущественное, кроме непосредственной угрозы.
  • Если у вас есть больше одной причины сделать что-то ( выбрать врача, нанять садовника, выйти замуж или отправиться в путешествие), просто не делайте этого. Это вовсе не значит, что одна причина лучше двух. Просто если вы предлагаете себе больше одной причины, значит, вы пытаетесь в чём-то себя убедить. Очевидные решения (неуязвимые в отношении ошибок) требуют не больше одной причины.
  • То, что спускается «сверху вниз» — необратимо, поэтому ошибки невозможно исправить. То, что развивается «снизу вверх», растёт постепенно и пошагово: что-то рождается, что-то исчезает, но в итоге что-нибудь да получается.
  • Собственная шкура на кону (и готовность проиграть) — то, что отличает настоящего мыслителя, который искренне верит в то, что говорит от болтуна, который всегда прав задним числом.
  • Человек, который хвастает своими достижениями вызывает отторжение. Лучшее впечатление производит человек, о котором хорошее говорят другие [или поступки]. Почему мы в отношении компаний считаем необоснованное хвастовство нормой? (о рекламе и маркетинге).
    • Мелкие частники скорее всего производят качественные вещи и продукты.
    • Крупные корпорации продают подслащенную воду с красителями.

Всё то, что не может обойтись без маркетинга, явно чревато побочными эффектами.

  • Рациональная стратегия в части медицины — отказаться от витаминов, болеутоляющих, лекарств и вообще врачей, если для этого нет критичных и срочных показаний.
    • Ятрогения, если говорить о соотношении пользы и вреда, обычно появляется там, где приобретения предательски малы и очевидны, а издержки огромны, скрыты и проявляются спустя какое-то время. (Лекарства, стероиды).

Это, разумеется, не все полезные, интересные и иным образом ценные мысли книги. И прекрасных цитат хотелось бы привести ещё множество. Но будет излишне. В контексте книги они смотрятся органичнее, предлагаю читать их там. Но напоследок приведу ещё одну, которую можно определить, как основную мысль книги в персональном применении.

Лучший способ удостовериться, что вы живы, — проверить, любите ли вы перемены. Помните, что еда безвкусна, когда вы не голодны; результат без усилий не имеет смысла, как и радость без грусти, убеждения без неопределённости; жизнь по этическим правилам неэтична, если вы ничем не рискуете.

Впечатления: Нассим Талеб — «Антихрупкость»: 1 комментарий

Добавить комментарий для Январь 2021 — события месяца — Self Engineering Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s